Татарские ОПГ потеряли лидера | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Татарские ОПГ потеряли лидера

Вор в законе Марсиан Якупов - Марсик Казанский

Вор в законе Марсиан Якупов — Марсик Казанский

В Татарии вынесен приговор 38-летнему «вору в законе» Марсиану Якупову (Марсик). Последние годы он активно собирал местные преступные группировки под крыло казанского организованного преступного сообщества «Драконы». Правда, под суд он пошел не за это.

Руководители ОПС «Драконы» с начала 90-х постоянно живут в Москве и давно считаются уважаемыми предпринимателями. Тем не менее последние годы «Драконы» активно объединяют казанские ОПГ под своим флагом. Поскольку легализовавшиеся лидеры ОПС не могли открыто общаться с казанскими бандитами, они поручили это Марсиану Якупову — лидеру казанской ОПГ «Суконка», несколько лет назад примкнувшей к «Драконам». Марсик также постоянно жил в Москве, но регулярно приезжал в Казань.

Предварительно «Драконы» провели мощную PR-кампанию по поднятию криминального авторитета Марсика и даже добились его коронования в «воры в законе«. Впрочем, казанские конкуренты отнеслись к этому скептически: из трех воров, которые короновали Марсика, двое были кавказцами (считается, что их часто подкупают). Кроме того, статьи, по которым в свое время сидел Марсик (хищение госсобственности и нападение на конвоирав колонии), были не слишком серьезными для вора.

Тем не менее раскрутка удалась: усилиями Марсика «Драконы» получили контроль над изоляторами и тюрьмами Казани и оказались как никогда близки к объединению всех местных группировок. Под влияние ОПС, и без того насчитывавшего несколько тысяч человек, перешли практически все группировки казанского Заречья, а также одна из самых влиятельных ОПГ — «Борисково». Знаменитая «Хади Такташ«, формально сохраняя нейтралитет, не скрывала, что согласовывает действия с «Драконами». Среди крупных ОПГ активное сопротивление оказала только «Жилка«.

Попытки республиканского МВД противостоять экспансии «Драконов» были тщетными: ни обыски прибывавшего в Казань Марсика, ни постоянная слежка милиции его не смущали. Тогда компромат на «вора в законе» стала искать республиканская прокуратура.

В итоге Марсик попался на рядовом мошенничестве. В УБЭП МВД Татарии пришло письмо из отдела по борьбе с экономическими преступлениями ОВД Чапаевска (Самарская область), в котором чапаевцы просили проверить казанскую фирму «Улис». В мае 1999 года чапаевское ОАО «Средневолжский завод химикатов» (СВЗХ) поставило «Татсахарпрому» удобрения в обмен на сахарный песок. Но «Татсахарпром» недопоставил сахара на 480 тыс. руб. Оказать СВЗХ помощь в возвращении долга вызвался директор «Улиса». Он пообещал получить причитавшийся заводу сахар и отдать за него СВЗХ 480 тыс. руб. Через неделю «Улис» сахар получил, но деньги чапаевцам так и не отдал. Работники СВЗХ, приехавшие в Казань для выяснения обстоятельств, обнаружили, что по адресу, указанному в реквизитах «Улиса», стоит развалившийся сарай. Предприниматели обратились в милицию. В итоге выяснилось, что директором «Улиса» представлялся Марсиан Якупов. В июле 2000 года татарская прокуратура приняла дело к производству.

К тому времени в Чапаевске расследование было приостановлено из-за отсутствия подозреваемых. По словам следователя татарской прокуратуры Александра Семушина, когда дело попало ему в руки, оно умещалось на нескольких листах. Через месяц дело разрослось до двух томов: следователь, зная о роли Якупова в криминальных кругах Казани, предполагал, что преступники активно попытаются помешать расследованию, поэтому над сбором доказательств работал особенно тщательно.

Противодействие следствию началось сразу и со всех сторон. Общаться с работниками прокуратуры отказалось руководство СВЗХ, так что, собираясь допросить директора химзавода, следственная группа всерьез подумывала о вызове в Чапаевск казанского СОБРа. Многие свидетели не рискнули давать показания.

Руководство Заинского сахарного завода так и не приехало на опознание Якупова. А на СВЗХ провели служебную проверку, чтобы установить, кто сообщил в милицию о мошенничестве. На заводе отказывались отвечать на запросы прокуратуры и выдавать необходимые справки. Потом СВЗХ направил в татарскую прокуратуру письмо, где сообщил, что завод не имеет претензий к Якупову. Тем не менее прокуратура признала наличие ущерба, причиненного СВЗХ, нашла свидетелей, опознавших по фотографиям Якупова, а также раздобыла несколько документов «Улиса» с подписями Марсика.

Не меньшие проблемы возникли и с розыском Марсика, занявшим полгода. Сначала вора пытались арестовать в Москве. Но он скрылся, едва казанская группа захвата прибыла в столицу: помогли связи «Драконов» в столичной милиции. В итоге Якупова арестовали в Казани. «Смотрящий» за изолятором встретил Марсика с максимальным почетом: сразу сложил с себя полномочия и передал бразды правления «вору в законе».

Узнав, за что его разыскивали, Марсик крайне изумился, поскольку был уверен, что его попытаются обвинить в чем угодно, но только не в хищении сахарного песка. Признавать себя виновным Якупов категорически отказался. То хамил на допросах, то отказывался разговаривать, то жаловался на плохое здоровье и при этом постоянно писал жалобы на следователей, которые якобы отказывались его допрашивать.

Но вору это не помогло. Заинский городской суд приговорил Марсиана Якупова к пяти годам лишения свободы условно с испытательным сроком. По словам работников республиканской прокуратуры, это «очередная крупная победа в борьбе с лидерами организованной преступности«: за последние полтора десятка лет это первый в Татарии приговор «вору в законе».

Загрузка...

Прокомментировать







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru