КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | За что убили директора «Уралмаша»


За что убили директора «Уралмаша»

Олег Белоненко

Олег Белоненко

Убийство гендиректора ОАО «Уралмаш» Олега Белоненко прогремело на всю страну — он руководил одним из самых известных заводов России. Но совершенно непонятно, кому мешал наемный менеджер, выведший предприятие из серьезного кризиса. Видимо, поэтому выдвигаются самые разные версии преступления: от попытки дестабилизировать обстановку в регионе до начала крупномасштабного передела собственности.

Громкое имя Уралмаш

«Уралмаш» не просто крупное предприятие. С легкой руки Максима Горького за ним прочно закрепилось название «отец заводов и фабрик». Позже, следуя духу времени, придумали новые прозвища — «флагман советской индустрии» и «завод заводов». «Уралмашем» называли и Орджоникидзевский административный район Екатеринбурга, где, собственно, и расположен завод.
В начале 90-х правоохранительные органы при помощи журналистов вложили в слово «Уралмаш» еще один, криминальный смысл. Так стали называть самую мощную организованную преступную группировку города. Впрочем, столкновения двух «Уралмашей», машиностроительного и мафиозного, так и не произошло.

Скорее всего, причина в том, что завод был приватизирован 1993 году, когда уралмашевской группировке приходилось воевать с двумя другими — центральной и «синей» (местные уголовники). Криминальные бизнесмены подключились к большой экономике лишь по прошествии нескольких лет. Скажем, именно уралмашевские бандитские структуры инициировали в 1998 году банкротство Нижнетагильского меткомбината.
Вопрос о контроле над ОАО «Уралмаш» к тому времени был давно решен без какого-либо участия уралмашевской группировки. Сейчас 90% акций предприятия принадлежит холдингу Кахи Бендукидзе «Объединенные машиностроительные заводы». Местным криминальным структурам пришлось довольствоваться ролью посредников в сбыте продукции предприятия. Для этого было создано несколько фирм. Менеджеры завода говорят, что по-крупному эти фирмы не работают и реализуют относительно небольшие партии товара на взаимовыгодных условиях.

Олег Белоненко появился на «Уралмаше» два года назад, а зимой 2000-го возглавил предприятие. Он поселился в квартале от знаменитого уралмашевского рынка, логова местной «братвы», в половине отремонтированного двухэтажного барака постройки тридцатых годов (бывшее заводское общежитие). Другую половину занимали обычные горожане, которые не раз досаждали директору пьяными дебошами. Впрочем, Белоненко никогда не жаловался. От охраны он отказался и за свою жизнь, видимо, не опасался. Об этом говорит хотя бы тот факт, что Белоненко почти каждый день в одиночку совершал прогулки на велосипеде. Нередко он останавливался неподалеку от проходной «Уралмаша» и смотрел, как идет на работу очередная смена.

Каждое утро, ровно в семь тридцать Белоненко садился в поджидающую его у дверей серую «Волгу» и отправлялся на службу. Так было и в понедельник 10 июля. Как только Белоненко вышел из дома и направился к машине, из-за угла выскочили двое молодых людей. Они в упор расстреляли Белоненко и его водителя Владислава Яворского из пистолетов ПСМ калибра 5,45. Примечательно, что, по предварительным данным следствия, киллеры покинули место преступления самым немудреным способом. Отстрелявшись, они бросились бежать через кусты, а затем выскочили на дорогу и сели в остановившийся неподалеку трамвай.

Даже для Екатеринбурга, где заказные убийства совершаются почти каждую неделю, гибель Белоненко стала настоящим шоком. Все без исключения признают, что с его приходом завод буквально встал на ноги. Можно сколько угодно рассуждать о благотворном влиянии кризиса на промышленность, но портфель заказов на текущий год был укомплектован на 200% лишь благодаря новому директору. Кстати, на следующий, 2001 год он сформирован уже сегодня, причем его общий объем на 40% больше нынешнего. Среди прочего в активе завода — выигранный тендер на поставку буровых «Сургутнефтегазу», контракты с «Сибнефтью», «Газпромом», договоры с Ираном и Китаем и многое другое. Всего за время правления Белоненко объемы производства возросли на 70% при росте производительности труда в 1,5 раза. Кредиторская же задолженность «Уралмаша» была полностью реструктурирована.

Все это принесло директору популярность в инертной, в общем-то, среде уралмашевцев и вызывало откровенное неприятие бывших менеджеров завода. Например, ни для кого не секрет, что его предшественник на посту директора Виктор Коровин, отправленный на пенсию, появлялся в заводоуправлении лишь в том случае, когда точно знал: Белоненко в отъезде.

Версии убийства

Версий убийства выдвигается много. Естественно, в первую очередь сыщики занялись все той же уралмашевской группировкой. Хотя открытых конфликтов между ней и заводом не было, существует несколько моментов, заслуживающих внимания. Так, Белоненко начал бороться с незаконным использованием торговой марки организациями, не связанными с заводом и бросающими на него тень. Весной этого года Высшая патентная палата «Роспатента» признала, что заводу принадлежит исключительное право на товарный знак «Уралмаш».

Александр Алексеевич Хабаров

Александр Алексеевич Хабаров

Это решение напрямую затрагивало интересы общественно-политического союза «Уралмаш», имеющего, как считают в правоохранительных органах, прямое отношение к одноименной группировке. Но даже если потеря названия для ОПС могла стать большой проблемой, трудно предположить, что это послужило достаточным поводом для убийства. Тем более что сейчас союз активно участвует в политической жизни и дистанцируется от криминала. А сразу после решения «Роспатента» председатель совета директоров ОПС «Уралмаш» Александр Хабаров заявил, что встречался с Кахой Бендукидзе и подробно обсудил сложившуюся ситуацию. Вроде бы они нашли решение, которое устроило обе стороны. Правда, какое именно, неясно до сих пор.

Хабаров, возможно, имел и другие основания для неприязни к директору завода. Весной этого года лидер ОПС «Уралмаш» участвовал в довыборах в Госдуму и проиграл их руководителю УВД Екатеринбурга Николаю Овчинникову. Последнего, в числе прочих, поддерживал и Белоненко. Но месть руководителю завода по таким мотивам выглядит просто невероятной.

Есть ли шансы, что преступление связано не с «Уралмашем», а с более ранним этапом биографии Белоненко? До переезда в Екатеринбург он был заместителем гендиректора АО «КамАЗ», куда пришел работать сразу после института. Взявшись за реформирование маркетинговой системы в 1994 году, Белоненко вступил в жесткую конфронтацию с тогдашним президентом концерна Николаем Бехом. Последний считал, что на тот момент предприятие не могло обойтись без взаимозачетов и вексельных схем. Белоненко же требовал от всех покупателей живые деньги. Кроме того, он пытался избавиться от многочисленных фирм-посредников, часть которых, по данным правоохранительных органов, были связаны с местными преступными группировками. Итогом конфронтации стало то, что и Бех, и Белоненко вынуждены были уйти с завода, который взяли под контроль власти Татарстана вместе с федеральным правительством. Остались ли у Белоненко какие-либо проблемы, связанные с КамАЗом, сейчас и выясняет следствие.

Каха Бендукидзе в беседе с корреспондентом заявил, что на новом месте работы трудностей с посредниками у Белоненко не было: «На ‘Уралмаше’ существует отлаженная система сбыта. Это пять бизнес-единиц, которые объединяют в своем составе сбытовиков и конструкторов. В принципе мы не против дилеров. Просто их удел — небольшие заказы. А те, кто покупает у нас продукцию на сотни миллионов долларов, нам давно и хорошо известны. Посредники здесь не нужны».

Поскольку Белоненко одновременно занимал пост первого заместителя Бендукидзе, удар по нему стал бы чувствительным для всего холдинга. Отсюда возникает еще один возможный мотив: борьба за нижегородский судостроительный завод «Красное Сормово», которую уже давно и пока безуспешно ведет Бендукидзе. Однако сам Бендукидзе подобную версию не считает реальной: «На ‘Красном Сормове’ нам противостоят не темные силы, а банальная номенклатура. Мы сегодня владеем 40% верфи. Но руководство так составило устав, что, даже купив 66%, мы не сможем получить большинство в совете директоров».

Также существует довольно абстрактное предположение о том, что убийство Олега Белоненко совершено, чтобы вызвать мощный резонанс и дестабилизировать обстановку в регионе в преддверии визита в Екатеринбург Владимира Путина. Исходя из таких соображений, на месте гендиректора «Уралмаша» мог оказаться любой известный человек. А он просто был наиболее удобной мишенью. Правда, возникает вопрос, кому это нужно.

И, наконец, губернатор Свердловской области Эдуард Россель заявил корреспонденту, что убийство Белоненко наверняка является началом передела собственности, и поставил его в один ряд с проблемами, которые испытывают сейчас «Газпром» и «ЛУКойл». Прямых доказательств у Росселя, конечно, нет. Да и сам Белоненко был только наемным менеджером. Впрочем, его убийство можно рассматривать и как «последнее предупреждение» Кахе Бендукидзе. Но тогда это совсем другая история.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru