Террор на поводке | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Террор на поводке

ТеррорВо Франции после убийства префекта Клода Эриньяка в 1998 г. наступил период относительного спокойствия. Но позже корсиканские националисты вновь вышли на сцену, использовав передышку для организации и расширения своих рядов. В июле “историческое крыло” Корсиканского национального освободительного фронта пообещало провести “акцию”. Фронт сдержал свое обещание – неделю назад прошла волна терактов, когда были, в частности, взорваны бомбы возле правительственного здания в городе Аяччо. А в Испании движение баскских сепаратистов ЭТА отказалось от дальнейшего соблюдения условий соглашения о прекращении огня, действовавшего 14 месяцев. Мирная акция протеста граждан не смогла повлиять на решение сепаратистов.

Единственный регион, где можно говорить о достижении успеха, хоть и не полного, – это Северная Ирландия. Ирландская республиканская армия (ИРА) нехотя согласилась с условиями Соглашения Страстной пятницы, которое, правда, не совпадает с ее мечтой об объединенной Ирландии. Но вот разоружаться ИРА пока отказывается.

В Северной Ирландии, Стране Басков и на Корсике террористов поддерживает меньшинство населения. На европейских парламентских выборах прошлым летом организация Херри Батасуна, политическое крыло ЭТА, собрала 20% голосов басков. На Корсике 24% населения проголосовало за националистов на последних выборах в региональную ассамблею. А организация Шинн Фейн, политическое крыло ИРА, пользуется поддержкой 18% электората Северной Ирландии. Все это значительные цифры, и тем не менее сочувствующие везде в меньшинстве: примерно 80% населения каждого региона не приемлет идей, пропагандируемых воинствующими группами. А вот и парадокс: при отсутствии широкой поддержки террористам трудно продвигать собственные идеи в цивилизованных кругах, но слабость демократии сама по себе заставляет многих задуматься о заманчивости терроризма как радикального решения проблем.

Образовав тактически значимую группу, состоящую из активных членов и “поддержки” (человек 300, судя по средней численности групп ЭТА и ИРА), и однажды обагрив руки кровью, экстремисты уже не могут остановиться. Капитуляция более вредна для них, чем противостояние. Ведь последнее обеспечивает им “промоушн” – место на первых полосах газет и реальные действия властей в ответ на выдвигаемые требования. А при грамотно выстроенной тактике можно добиться и поддержки извне. Так, некоторые американцы ирландского происхождения поддержали Noraid – проект оказания гуманитарной помощи семьям заключенных из числа боевиков ИРА. Сам американский президент Билл Клинтон ходатайствовал о въездной визе для Джерри Адамса, руководителя Шинн Фейн, в то время когда ИРА еще вела активную террористическую борьбу. И боевики ЭТА пользовались поддержкой в Латинской Америке, причем не только со стороны таких деятелей, как Фидель Кастро и ему подобные.

В Лондоне, Мадриде и Париже пришли к выводу, что разорвать этот замкнутый круг можно, только бросив террористам кость, но при этом сохраняя верность принципу, что антидемократическое насилие не должно оставаться безнаказанным. Так, обещание британского правительства амнистировать боевиков ИРА задолго до истечения сроков их заключения стало важнейшим шагом на пути к подписанию с ИРА Соглашения Страстной пятницы. С другой стороны, хотя ЭТА открыто пошла на копирование мирной стратегии ИРА, а Мадрид ответил на прекращение террористами огня, освободив 130 заключенных и переведя еще 200 в тюрьмы ближе к родине басков, ЭТА тем не менее не пожелала долго держать оружие в чехлах.

Анализируя развитие событий, можно сказать, что ЭТА была менее гибкой, добиваясь независимости, чем ИРА в ее стремлении к объединению Ирландии. Ведь еще до прекращения огня Мадрид дал баскским провинциям максимум возможной автономии, отказавшись лишь от внесения поправок в конституцию страны.

Ситуация с корсиканцами осложняется тем, что государству противостоят сразу несколько мелких и разношерстных групп сепаратистов. Да и торговаться Парижу особенно не с чем: во-первых, в тюрьмах сидят лишь несколько десятков боевиков, а во-вторых, усмирение одной группировки не обязательно означает, что и другие пойдут на мировую. Кроме того, мотивы, которые движут корсиканскими группами, нельзя назвать чисто политическими: часто это просто организованные преступные группировки.

И все же французское правительство приложило все усилия, чтобы утихомирить корсиканский национализм. Из всех регионов Франции Корсика – наиболее финансируемый и в наименьшей степени облагаемый налогами. К сожалению, в ходе развития правительственного кризиса накануне убийства Эриньяка выявились факты закулисной игры правительства, что обозлило террористов.

Несмотря на различия в ситуациях каждой из стран, в 90-х гг. Европа получила новое, хоть и скромное, оружие борьбы с терроризмом – постмаастрихтский Европейский союз. Представительство католических националистов в руководящих структурах Евросоюза смягчило агрессивность экстремистов и облегчило мирный процесс в Северной Ирландии. Некоторые организационные принципы Евросоюза послужили моделью для структур организаций Соглашения Страстной пятницы. Баски представлены в европейском парламенте в не меньшей степени, чем ирландские националисты, но Мадрид, возможно, будет искать дополнительные пути достижения политического согласия и сохранения национальной самобытности басков.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru