КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Тамбовская власть


Тамбовская власть

Владимир Барсуков-Кумарин

Владимир Кумарин

В России действуют около двух десятков крупных преступных группировок. Постепенно все они выстраивают качественно новую модель организации, которая обеспечивает криминальному сообществу легальное существование. Один из ярких примеров такого «строительства» — участие тамбовской группировки в переделе рынка нефтепродуктов Санкт-Петербурга. Событие тем более значимое, что тамбовское криминальное сообщество традиционно занимает лидирующее положение в Северо-Западном регионе страны.

На днях состоится передача контрольного пакета акций питерской нефтебазы «Красный нефтяник» ЗАО «Транссервис». Вопрос о продаже этого пакета был решен месяц назад. Сразу после завершения этой сделки можно будет констатировать: легализация контроля тамбовского сообщества над половиной всех топливных хранилищ Санкт-Петербурга и бензиновой розницы города завершена.

«Тамбовцам» потребовалось всего 4 года, чтобы завладеть большей частью бензинового рынка Петербурга. Они не только получили фактический контроль над крупнейшими дочерними предприятиями «Сургутнефтегаза», но и сумели легализовать его с помощью юридически безупречных договоров о купле-продаже.

«Сургутнефтегаз» имел в Петербурге 4 дочерние фирмы: нефтебаза «Ручьи» (почти 70% всех бензохранилищ города), нефтебаза «Красный нефтяник» (почти половина всех емкостей города, предназначенных для хранения темных нефтепродуктов — мазута), фирма «Нефто-Комби» (почти 50% бензиновой розницы города) и «Леннефтепродукт» (ему принадлежали около 100 АЗС в области и 22 небольшие нефтебазы).

Теперь во владении «Сургутнефтегаза» осталась лишь часть «Леннефтепродукта». Все остальное имущество нефтяной компании так или иначе находится под контролем людей Владимира Кумарина, которого называют лидером тамбовцев.

Топливный рынок «Северно-Западного региона» тамбовцы начали подминать под себя в 1994 году. Монополистом в регионе считался «Сургутнефтегаз». Тамбовские аналитики в своем плане захвата очень удачно использовали неожиданную инициативу нефтяной компании: президент «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов, пытаясь вывести из-под контроля питерских финансовых кругов свои нефтехранилища и автозаправочные станции, изменил устав, сильно ограничив полномочия директоров дочерних предприятий. Главы питерских филиалов обиделись, чем немедленно воспользовались тамбовские «финансисты» и что значительно облегчило им завоевание топливного рынка города.

Кроме того, экспансии «тамбовцев» помогло еще одно обстоятельство. В конце 1994 года питерские власти обвинили «Сургутнефтегаз» в бензиновых кризисах, регулярно сотрясавших в то время город. Тогда же появилась «Петербургская топливная компания» (ПТК), которая, наоборот, была представлена как спасительница города, снабдившая его бензином. Учредителями ПТК стали: мэрия, «Балтийское морское пароходство», «Морской порт», авиапредприятие «Пулково» и 17 других, более мелких городских структур (некоторые из них контролировались «тамбовцами»).

Тамбовский конь

В бескровной битве между «тамбовцами» и «Сургутнефтегазом» за монополизацию бензинового рынка именно ПТК сыграла роль троянского коня. Хитрость была в том, чтобы не создавать собственную инфраструктуру, но использовать то, что принадлежало конкуренту. При этом ставка была сделана на пресловутое недовольство директоров питерских филиалов своим сибирским хозяином. Несмотря на то что они были фактически отстранены от управления фирмами, директора сумели с поразительной расторопностью сдать свои мощности в аренду ПТК — на сказочно выгодных для последней условиях. Буквально в течение нескольких недель в руках руководства ПТК оказались: около 10 АЗС «Нефто-Комби», Выборгское нефтехранилище, 11 бензоколонок «Леннефтепродукта» и практически вся нефтебаза «Ручьи». Сургутовские «генералы» узнавали о каждой потере постфактум.

Никакого особого «ноу-хау» у «тамбовцев» не было. Они не только использовали классический инструментарий мафии (скажем, угрозы), но и талантливо использовали уже имеющуюся ситуацию. Примером последнего можно считать скандальную историю с арендой ПТК нефтебазы «Ручьи». Незадолго до подписания договора об аренде директору базы Александру Целищеву некая фирма-посредник предложила провернуть операцию с партией топлива, сулящую большой навар. Полмиллиона долларов были сняты со счетов этой фирмы и обналичены. Об этой операции узнали работники налоговой полиции.

На «Ручьи» был наложен колоссальный штраф и возбуждено уголовное дело. Сразу же после этого и был подписан невыгодный для «Ручьев» (и, естественно, для «Сургутнефтегаза») договор об аренде. Александр Целищев уголовного преследования, скорее всего, избежит: дело приостановили. И что любопытно: сразу после заключения с ПТК договора на аренду «Ручьев» директор нефтебазы Целищев и вице-президент «Сургутнефтегаза» Герман Макаров уволились — чтобы занять вполне приличные посты в ПТК.

Были и другие случаи, когда главы сургутских «дочек» переходили на службу к новым хозяевам. Как только большая часть собственности «Нефто-Комби» перешла под контроль тамбовцев, директор фирмы Владимир Калашов стал одним из руководителей ПТК. Под крыло нового монополиста перешли и Юрий Гусаков, еще недавно возглавлявший Северо-Западный департамент «Сургутнефтегаза», и Евгений Прокопцов, коммерческий директор «Леннефтепродукта». А сотрудникам «Нефто-Комби», предлагая провести внеочередное собрание акционеров, угрожали физической расправой — чтобы голосование прошло «как нужно». Представителей главного хозяина — «Сургутнефтегаза» — на собрание просто не пустили: у них была копия (а не оригинал) доверенности. А сургутовского юриста утром перед собранием поджидали у лифта четверо молодых людей с характерно пугающей внешностью. Они вежливо попросили юриста «не высовываться» на собрании, чтобы потом не пожалеть. «Сургутнефтегаз» не согласился с итогами собрания акционеров, которое было проведено столь спецИфическим образом. Но бесчисленное количество судов, выигранных нефтяной компанией, ни к чему не привело. Имущество «Нефто-Комби» было трижды (!) перепродано, и сургутовские юристы перестали понимать, у кого именно находится то, на что они претендуют.

Передел закончен

Итак, более половины топливного рынка северной столицы контролируется людьми, которые считаются лидерами тамбовского сообщества. Сама ПТК, крупнейшая в городе нефтяная компания, созданная правительством Петербурга, практически никакого отношения к властям больше не имеет, хотя среди учредителей администрация города по-прежнему значится.

Фактическим владельцем ПТК является Владимир Кумарин. Остальные акционеры либо исчезли, либо скромно отошли на задний план. Свое предназначение — ликвидировать в городе монополию «Сургутнефтегаза» и создать на ее руинах свою — ПТК выполнила. И можно предположить, что дальнейшего смысла в ее существовании команда Кумарина не видит. Не зря же хозяева ПТК заявляют о создании новой мощной топливной компании, официальное название которой пока неизвестно. Неофициально эту фирму в городе уже сейчас именуют «Тамбовнефтепродукт».


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru