Власть в Питере | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Власть в Питере

Михаил Мирилашвили - Миша Кутаисский

Михаил Мирилашвили — Миша Кутаисский

Кабинет начальника питерского РУОПа, пожалуй, покруче, чем у министра МВД. «Особняк девятнадцатого века, памятник архитектуры», — голосом экскурсовода говорит нам секретарь полковника Серебрякова. Хочется добавить: «Охраняется государством». Следуя направлению ее руки, мы поднимаем головы вверх, нас ослепляет золотая лепнина высочайших сводов дубового кабинета.

Полковник Валерий Вадимович Серебряков до недавнего времени работал в Москве, в главке МВД по борьбе с оргпреступностью. Отвечал за самое непознанное — борьбу с коррупцией. Его назначение, на наш взгляд, было связано с коррумпированностью чиновно-милицейской элиты Санкт-Петербурга.

Не успела затихнуть история с допросом Анатолия Собчака по делу о коррупции чиновников администрации, как грянул гром на Балтийской таможне, где после служебных расследований за взятки были уволены два замначальника и главный инспектор.

За всеми скандалами вскрылось: махинации вокруг старинных особняков города для организованных групп стали первичным этапом, давшим толчок к дальнейшей приватизации портов и кусков государственной границы на северо-западе России.

Нас, конечно, интересовала и ситуация в силовых структурах города. Прежде всего мы попытались найти ответ на вопрос: в состоянии ли органы правопорядка контролировать процесс. А начать беседу с полковником нам хотелось с истории одного здания — особняка прошлого века. Очень символичного для Санкт-Петербурга здания, расположенного рядом с РУОПом…

В двух шагах от РУОПа

История создания Центра в поддержку ЮНЕСКО началась с письма Анатолия Собчака, в котором мэр города изложил желание создать в Санкт-Петербурге региональную структуру ЮНЕСКО. Мотивы такого намерения властей города были самые благие. Мэр поддерживал в то время имидж заботливого куратора культуры, молодежи. Не скрывались и амбиции второй столицы России — Северная Пальмира претендовала на роль подлинно европейского центра.

В письме Анатолию Чубайсу Собчак настаивал на передаче арендуемого Центром здания по улице Чайковского, 28 в безвозмездное пользование, другими словами, предлагал освободить Центр от арендной платы. Анатолий Борисович, в свою очередь, направил письмо председателю Государственного комитета РФ по управлению государственным имуществом Альфреду Коху. Вот оно:

«Уважаемый Альфред Рейнгольдович!

Направляю Вам письмо президента Санкт-Петербургского Центра ЮНЕСКО А. А. Собчака. Просьба внимательно разобраться в ситуации и найти возможность положительного решения данного вопроса, учитывая государственные интересы Российской Федерации как члена ЮНЕСКО.

Руководитель администрации А. Чубайс».

Письмо с подобной формулировкой вышестоящего начальника нижестоящему можно воспринимать не иначе как приказ. Здание передали в безвозмездное пользование Центру, как того хотел мэр. Скандал разразился в ходе работы оперативно-следственной бригады Генпрокуратуры по так называемому питерскому делу, по которому проходили и обвинялись во взятках чиновники администрации города. Собчак в этом деле фигурировал как свидетель.

Выяснилось, что Центр в поддержку ЮНЕСКО свое дармовое здание сдавал в субаренду ряду коммерческих организаций: АОЗТ «НЕВО», СП «Резидент клуб», ЗАО «Приморье», ЗАО «Внедренье», ЗАО «ТИНЕСКО» и др. На Чайковского, 28 зарегистрировали свои юридические адреса фирмы: «Здоровье нации», «Санкт-Петербургский филиал», «Программа участие», АОЗТ «Международный творческий центр»…

Учредителями фирм являлись известные лица. Среди них депутат Госдумы Людмила Нарусова (жена Собчака), известный предприниматель, самый влиятельный человек Санкт-Петербурга Михаил Мирилашвили (Миша Кутаисский, Кусо, Михал Михалыч, МММ) и члены его клана.

Схема аренды дала возможность Центру выкачивать деньги из кармана арендаторов. Субаренда завязывала в один клубок коммерсантов и чиновников. Благодаря схеме Мирилашвили «привязал» к себе высоких питерских чиновников. Человек убивал двух зайцев: и расплачивался за услуги, и ставил в зависимость.

Один из сотрудников Центра — Сергей Мискарев представитель «малышевской» преступной группировки (кличка Бройлер). В конце августа на Мискарева организовано покушение. В Центре ЮНЕСКО Мискарев-Бройлер занимал должность президента Фонда развития науки, культуры и образования…

Нам стало известно, что первым, кто выступил против такой кормушки, был Михаил Маневич, председатель Санкт-Петербургского Комитета по управлению городским имуществом (КУГИ). КУГИ направил иск в суд о принудительном взыскании арендной платы (и пени за год) в размере 2,7 млрд рублей. Такой шаг Маневича выглядел как угроза Центру.

До этого Маневич, мы располагаем документами, поддерживал идею использовать здание «по своему усмотрению». Именно он и способствовал передаче Центру особняка Кельха в аренду на льготных условиях, не выгодных городу. И вдруг Маневич изменил свою позицию. Какое давление оказывалось на Маневича, можно только догадываться. Через некоторое время Маневич сдался и вновь открыл кормушку. Скандал с особняком замяли. Центр в поддержку ЮНЕСКО переехал в другое здание, на Тверскую. Дело о коррупции питерских чиновников после неудачной попытки допроса Собчака перешло в разряд «висяков». Главный фигурант срочно сбежал в Париж. В третий раз поменялся руководитель оперативно-следственной бригады Генпрокуратуры.

Сегодня ясно: бригада следователей могла подобраться к куда более серьезным вещам. Например, к труднопроизносимой «Ленстройреконструкции».

Дом для ОМОНа

Эта фирма (глава Андрей Молчанов) получила от отцов города право на отделочные работы в историческом центре Санкт- Петербурга, а заодно и право на реализацию восстановленных домов через сеть дилеров. Сегодня фирма сдает в аренду коммерсантам самые «вкусные» дома города: такие, как «Гостиный двор» и «Дом мод».

Вот одна из финансовых операций «Ленстройреконструкции». В начале был заключен договор о восстановлении дома на Лиговском проспекте для размещения в нем семей бойцов ОМОНа. Неясно, кому больше подыграла подобная мотивировка (забота о нуждающихся) — «Ленстройреконструкции», которая получила солидный куш, или тем, кто прикрывал операцию сверху, выдавая разрешение на ее ход. В результате с ведома властей города поменялся адрес дома ОМОНа с Лиговки на улицу Плеханова, поближе к историческому центру. Квартиры в этом доме получили командиры ОМОНа и через подставных лиц два заместителя начальника РУОПа. Десяток бойцов получили ордера на окраинах города. В Законодательное собрание пришел отчет: бойцы получили жилье.

Цена одного квадратного метра в окраинных квартирах была 200 долларов США. Цена реализованных фирмой квартир на Плеханова составила 1000 долларов за квадратный метр. От всей операции «Ленстройреконструкция» выручила по 800 долларов с метра.

Где были все это время отцы города, почему проглядели ухищрения Молчанова? Ответ прост: председатель строительной комиссии, зампред Законодательного собрания Миронов, прикрывавший операцию сверху, был до выборов у Молчанова всего лишь завхозом.

Вопрос, как фирма «Ленстройреконструкция» получила монопольное право на сдачу в аренду зданий вообще, отпадает, если обратить внимание на то, что в доме на Плеханова (по адресу фирмы) снимает офис Антимонопольный комитет Санкт-Петербурга. Тот самый комитет, который обязан следить за соблюдением прав в бизнесе.

Андрей Юрьевич Молчанов создал тройной блок защиты от конкурентов: на административном, законодательном и на физическом уровне — в лице поселившихся по соседству командиров ОМОНа.

Блок укрепляет позиции отца Молчанова Юрия Вячеславовича, главы рекламной фирмы «Бизнеслинк». Сегодня Молчанов-старший через фирму «Видеоинтернешнл» имеет прямое отношение к рекламе на 11-м канале Санкт-Петербургского телевидения. К этому же каналу проявляет активный интерес Михаил Мирилашвили, президент АО «Русское видео». Мы смогли убедиться в том, что это всего лишь один из блоков пирамиды, выросшей на балтийском берегу под руководством отцов города в бытность мэром Анатолия Собчака. В блоке неизменно присутствовали Михаил Маневич, ставший жертвой заказного убийства в прошлом году, и Михаил Мирилашвили, один из самых влиятельных людей Санкт-Петербурга…

Миша Кутаисский

«Меня называют Мишей Кутаисским» — такой заголовок был у интервью Михаила Мирилашвили, которое он дал петербургской газете. В интервью неформальный глава АО «Русское видео», президент пяти общественных организаций публично отрекся от клички, данной ему в криминальном мире.

Его финансово-промышленная группа, в которую ныне вошли как крупные предприниматели, так и силовики, резко выдвинулась вперед в 1996 году. До этого позиции группы были особенно крепки в игорном бизнесе. Брат Мирилашвили Габриэл (Костя) отодвинул на второй план известного покровителя казино «авторитета» Владислава Кирпичева (ныне покойного Кирпича).

Группа контролировала поставки природных ресурсов за границу, ряд петербургских банков (службу безопасности одного из них возглавлял бывший генерал госбезопасности). В конце 1996 года аналитики группы просчитали прибыльность нефтебизнеса и посоветовали патрону вложить деньги в нефть.

Захват Кронштадта

К началу 1997 года становится ясно, что реализовывать российскую нефть за рубежом гораздо прибыльнее, чем продавать топливо в розницу. Но для транспортировки нефтепродуктов необходимы хранилища, подъездные пути, порт.

Группа Мирилашвили обращает внимание на два небольших города в Ленинградской области — Приморск и Высоцк. И хотя объем инвестирования в реконструкцию Приморского порта достигает 800 миллионов долларов, в то время как портовые терминалы Высоцка теоретически готовы принимать средние танкеры, основная ставка была сделана на Приморск. (В узкой бухте Высоцка неповоротливые танкеры придется разворачивать и перемещать при помощи буксиров.) Остается единственная проблема — хранилища для нефтепродуктов.

Выход был найден в использовании бывших складов ГСМ в расформированных после сокращения воинских частях. В мае прошлого года органами правопорядка были задержаны бывший заместитель командующего ЛенВО по тылу, ныне гендиректор фирмы «Леннефтепродукт», и начальник ГСМ ЛенВО. Обоих подозревали в том, что начиная с 1994 года они систематически вымогали и получали взятки от коммерсантов за хранение нефтепродуктов.

Проект строительства порта в Приморске, мощность которого должна составить 45 миллионов тонн нефти в год, заинтересовал не только представителей местного бизнеса, но и ряд зарубежных фирм. Так, шведская «Ларссон», предполагающая в дальнейшем участвовать в погрузке нефтепродуктов, заявила об инвестировании проекта по строительству нефтяного терминала в объеме 30 триллионов долларов. Швед задолго до обнародования контракта с областным правительством, обеспокоенный безопасностью детища, обратился к услугам серьезного охранного предприятия, чтобы избежать столкновений с криминальными сообществами.

Морской департамент «Русского видео» тем временем спокойно взял Кронштадт. При мэре Собчаке военное руководство Ленинградской военно-морской базы обратилось к министру обороны Павлу Грачеву с просьбой разрешить сдачу в аренду собственных тыловых терминалов АО «Русское видео». В ответ коммерсанты обещали построить жилье для военнослужащих.

Разрешение, подписанное министром обороны, было получено. Вскоре на базе появились люди «Русского видео». «Оккупировав» причалы, они задействовали на погрузочно-разгрузочных работах личный состав базы. В 1993 году тот же Морской департамент «Русского видео» приватизировал порт Ломоносов. Два года шла переписка с Минобороны, Федеральной пограничной службой о возможности использования военного порта для транспортировки грузов. Все это время в порт заходили иностранные суда. Грузопоток шел без таможенного досмотра.

Говорят, идея бестаможенного прохождения грузов на военно-морской базе принадлежит самому Михаилу Мирилашвили.

Империя МММ

Сегодня империя Михаила Михайловича Мирилашвили (ее сокращенно называют МММ) самая влиятельная в Санкт-Петербурге. Среди его компаньонов известные и в криминальном, и в деловом мире люди.

Прежде всего брат Габриэл Мирилашвили (Костя), контролирующий игорный бизнес.

Александр Кайсаров, руководитель отделения Российской финансовой корпорации, которая привлекала денежные средства для инвестирования проекта расширения причалов ОАО «Порт Ломоносов».

Александр Ебралидзе, глава ОАО «Центр гуманитарного и делового сотрудничества». Центр получил в аренду здание, по особому распоряжению КУГИ сдает помещения в субаренду.

Михаил Монастырский, депутат Госдумы (фракция ЛДПР), один из влиятельных людей из окружения Жириновского, в криминальных кругах известен как Миша-миллионер (неоднократно судим за контрабанду антиквариата, организатор подделок Фаберже).

Возможно, городу нужен был такой человек — свой среди «блатных» и людей дела, имеющий связи как в стране, так и за ее пределами. Влияние Мирилашвили активно используют мощные финансово-промышленные кланы страны, бросившие свои капиталы на северо-западный регион России.

Сегодня в, казалось бы, незыблемом питерском блоке нет ни Маневича, ни Собчака. Да и фигура Чубайса после скандала с аукционной продажей «Связьинвеста» отошла на второй план. Поговаривали, что на место Маневича направляли посланца Березовского Бадри Патаркацишвили (АО «ЛогоВАЗ», ОРТ, Финансовая нефтяная компания), фигура для Москвы такая же, как Мирилашвили для Питера. Квадрат Маневича, потеряв форму, расплылся в чернильное пятно под пирамидой Миши Кутаисского.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru