КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Интервью с участником Коптевской группировки


Интервью с участником Коптевской группировки

Курганская бригада

Арест одного из авторитетов Курганских отморозков Олега Нелюбина

Михаил — во всяком случае, он так представился — позвонил в редакцию после выхода очередной публикации о курганской преступной группировке.  «Нам обязательно нужно встретиться, поговорить и правильно расставить акценты, — сказал он. — А то из вашей статьи получается, что убийцы из Кургана только и занимались тем, что очищали общество от криминальных элементов: авторитетов и воров в законе. На самом же деле это были редкостные ‘отморозки’, для которых не существовало общечеловеческих понятий».

Мы встретились возле спортбазы Министерства обороны. Машины оставили на стоянке, а сами отправились в расположенную рядом рощу. Все это напоминало плохой шпионский боевик, но почему-то мне было немного не по себе. Заметно нервничал и мой собеседник.

Михаил достал из висевшей у него на плече кожаной сумки сложенную вчетверо газету. «Это вы написали? — еще раз уточнил он, ткнув пальцем в заголовок «Разгром лидеров Курганской бригады«. «Может быть»,— ответил я осторожно. «Так вот,— продолжал Михаил.— Мы обсудили публикацию и пришли к выводу, что она в целом правильная. Но необходимо сделать некоторые уточнения. Сместить акценты, что ли». Я быстро просмотрел текст статьи — некоторые предложения были подчеркнуты синей ручкой. Сбоку что-то неразборчиво дописано. «Так вы хотите, чтобы мы напечатали опровержение?» — «Нет. Просто отразите мнение людей, которые уже несколько лет находятся в гуще всех этих событий».

сильвестр тимофеев

Сильвестр

Свой рассказ о курганских Михаил начал издалека: «Они появились в Москве в начале 1988 или 1989 года. В столицу их подтянул Сильвестр (ореховский авторитет Сергей Тимофеев). Тогда весь город был под его контролем. На разборках никто не говорил, что он из Измайлова, Коптева или Солнцева. ‘Мы сильвестровские’,— и все, проблемы сразу решались. Без стрельбы и мордобоя.

Но Сергей Иванович ладил не со всеми. Бауманские, а у них заправляли воры в законе Глобус, Бобон и Гитлер, не хотели быть под некоронованным Сильвестром. Враждовать они начали из-за ночного клуба Арлекино. Бауманские первыми предъявили на него права, а с Сильвестром делиться не захотели. Тот решил их наказать. У него было достаточно боевиков, но втравливать своих в разборки он не хотел. Это могло привести к большой войне между группировками. Поэтому Сильвестр пригласил людей со стороны, из Кургана. Местная группировка уже тогда славилась кровожадностью. Без судимости за убийство в нее не принимали. Курганские были до того бедны, что им было все равно, кого и как валить, лишь бы за это хорошо заплатили.

Свою работу курганские выполнили (все три бауманских вора в законе были застрелены), но Сильвестр продолжал держать их на голодном пайке. Думал, наверное, что они будут работать только из уважения к нему. Но просчитался. Курганские его взорвали (Тимофеев погиб в сентябре 1994 года)».

«Но убийство Сильвестра денег им не прибавило,— продолжает Михаил.— Они рассчитывали, что при дележе ‘общака’ им достанется жирный кусок. Но курганских обошли молодые ореховские. Начался большой отстрел.

Слева направо: авторитет Курганской ОПГ Олег Нелюбин, Анатолий Гусев, четвертый - Андрей Колигов, Криминальный авторитет Черкас

Слева направо: авторитет Курганской ОПГ Олег Нелюбин, Анатолий Гусев, четвертый — Андрей Колигов, Криминальный авторитет Черкас

Курганцы не лезли в разборки. Их лидеры Колигов, Игнатов и Нелюбин в начале решили примкнуть к солнцевским, но в бригаду их не взяли. Посчитали, наверное, что на них слишком много крови. Тогда курганские сошлись с коптевскими. В этой группировке шла большая перестройка. Вместо воров в законе выдвинулись ни разу не сидевшие спортсмены. Они больше тяготели к бизнесу, чем к криминалу. Для защиты интересов им также требовались боевики. Эти функции взяли на себя курганские. Они довольно быстро добились расположения местных авторитетов. Во многом за счет того, что Колигов и Игнатов сошлись с братьями Александром и Василием Наумовыми, первыми лицами в Коптеве. Дружба между ними обернулась бедой.
В марте 1995 года на Ленинградском шоссе застрелили Александра Наумова. Откуда был нанесен удар, коптевские не знали. На похороны Наума собралось немало криминальных авторитетов, в том числе и вся верхушка курганских. Они утешали брата убитого, Василия, мать Наумовых. Принесли венки с надписями ‘От друзей’. Говорили: ‘Вася, не беспокойся. Мы найдем тех, кто стрелял, и разберемся с ними’.

Александр Наумов, лидер Коптевской ОПГ

Александр Наумов, лидер Коптевской ОПГ

Курганские утверждали, что с Наумом расправились солнечногорские бандиты. ‘Почему они? — недоумевали коптевские.— Мы с ними ни разу не пересекались!’ ‘Наум вложил деньги в их бизнес,— объясняли курганские,— но его кинули. А потом убили, чтобы не возвращать долги’.
Версию курганцев потом подхватили газеты. Словом, судьба солнечногорских была решена — летом того же года их группировку расстреляли из автоматов на дискотеке (уточнять, кто стрелял, коптевские или курганские, Михаил по вполне понятным причинам не стал)».

«Коптевские доверяли курганцам все больше и больше. Поэтому они довольно быстро поднимались, занимая в группировке ключевые позиции. Причем за каждым таким перемещением следовало убийство человека, занимавшего этот пост ранее. Но на уже ставших своими курганцев никто не мог подумать. Искали внешних врагов. Одним из них, по научению Нелюбина и Игнатова, стала измайловская группировка. Снова началась стрельба.

Уже никто не понимал, откуда исходит опасность. Многие коптевские были вынуждены бежать за границу. Свой бизнес они оставили курганцам. Но деловой хватки у тех не было. Все, за что бы они не брались, рано или поздно разваливалось. Первым обратил на это внимание Василий Наумов, которого многие считали главным коптевским финансистом. Но принимать жестких мер Наум не стал. ‘Ничего, ребятам можно доверять. Со временем втянутся, поймут, что да как’,— говорил он.

Когда до курганских дошло, что бизнес не их стихия, они вновь занялись тем, что умели делать по-настоящему хорошо. Они свели старые счеты с двумя приближенными Сильвестра Драконом и Культиком. Один был застрелен возле ‘Президент-отеля’, другой — у посольства США. Курганские пытались получить с них деньги, которые задолжал им Сильвестр. Но Дракон и Культик платить не собирались. На разборках курганцы потом говорили, что с авторитетами расправились измайловские.

Василий Наумов, видимо, чувствовал, что над ним сгущаются тучи. У него был свой человек в МВД. Он свел Наума с нужными людьми, и к концу прошлого года у него появилась охрана из бойцов ‘Сатурна’. Но спецназовцы не смогли предотвратить убийство (Наума застрелили 23 января этого года возле здания ГУВД Москвы’).

За несколько часов до убийства, когда Наумов поехал в спортзал в Тушине, ему позвонил один из курганских. Поинтересовался, как дела, и между прочим спросил о планах на ближайшее время. Наумов сказал, что едет заниматься спортом. Первыми после тренировки из зала вышли спецназовцы. Они обратили внимание, что рядом вертятся какие-то подозрительные люди. Но брать их было не за что. Охранники рассказали о них Наумову и тот приказал: ‘Едем на Петровку’. Свой BMW Наум остановил в 150 метрах от ГУВД и стал по сотовому телефону договариваться с кем-то из оперативников о встрече. В этот момент его и застрелили».

«На похороны Наумова собралось человек сто, не меньше. Но никого из его друзей — Нелюбина, Колигова, Игнатова — среди пришедших не было. Правда, кто-то из них потом выразил свои соболезнования по телефону.

Прозрение наступило через несколько дней, когда газеты сообщили о задержании первых подозреваемых по этому делу. Все они оказались курганскими. Только тогда мы поняли, кто такие курганские на самом деле. Ты можешь мне не верить, но до этого никто не думал, что Александра, Василия и других убили они.
Но, как оказалось, друзей убивать легче всего. Особенно, когда все о них знаешь. Где они бывают, с кем спят, кто и как их охраняет. Они убирали человека, занимали его место, а ‘стрелки переводили’ на других.

Эта группировка была настоящей машиной для убийств. Ничего другого они делать просто не умели.
Вместе с сотрудниками правоохранительных органов на курганских устроили охоту участники многих московских группировок: коптевской, бауманской, солнцевской и ореховской. Но акция возмездия была проведена только одна. Выбор жертвы, Александра Солоника, как вы понимаете, был не случаен. В отличие от лидеров группировки, предпочитавших держаться в тени, Солоник был на виду. Его арестовали за убийство Глобуса и Бобона. При задержании на Петровско-Разумовском рынке он застрелил трех милиционеров. Потом сбежал из тюрьмы.

СМИ представляли его суперкиллером (хотя в группировке он был рядовым боевиком), агентом спецслужб, объявивших войну оргпреступности. По известности с ним не мог сравниться никто из курганских. Солоника задушили, труп спрятали в лесу, а потом сообщили МВД, где его можно найти. Кто его завалил, пусть останется тайной.

Тем временем был арестован Колигов, а в Голландии — Нелюбин. Потом его депортировали в Россию. В квартире Нелюбина милиционеры нашли коллекцию порнофильмов и различные приспособления для оргий: сбруи, хлысты, резиновые фаллосы. Для нас это было настоящим шоком.

Из лидеров разгромленной группировки (за это отдельное спасибо нашим правоохранительным органам) на свободе остался Игнатов. По нашим оперативным данным, лидеры коптевской, ореховской и солнцевской группировок уже вынесли ему и другим курганцам приговор за предательство. Старые счеты с курганскими и у бауманцев. ‘Этих крыс мы будем давить’,— говорят криминальные авторитеты.

Сейчас Игнатов прячется где-то за границей. Одни говорят, что он в Греции, другие, что в Испании. В течение нескольких месяцев о его судьбе не было никаких известий. А на днях, когда начался суд над Колиговым, Игнатов вновь дал о себе знать. Как нам стало известно, он пытается найти поддержку у какой-нибудь сильной московской бригады. Встречался с Аксеном (лидер измайловской группировки). Тот вроде бы пообещал оказать ему покровительство. Во всяком случае, у Колигова и Нелюбина появились новые адвокаты, которые раньше представляли интересы измайловских. Впрочем, курганским это уже не поможет: если их посадят, то наши достанут их и в тюрьме».
Прощаясь со мной, Михаил подарил мне несколько фотографий. Своих мертвый друзей и живых врагов.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru