КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Возникновение воров


Возникновение воров

Владимир Бабушкин (Вася Бриллиант)

Вор Владимир Бабушкин (Вася Бриллиант)

Возникновение уголовной элиты в лице воров в законе уходит корнями в далекое и туманное прошлое. Известно, что воры в законе существовали еще в Российской империи, и революция, успешно уничтожившая целые классы общества, не смогла справиться с этой сравнительно небольшой группой уголовных лидеров. Свое второе дыхание воровская идея обрела при Иосифе Сталине, когда полстраны сидело по тюрьмам, где хозяевами испокон веку были воры. Именно тогда окончательно выкристаллизо­вался так называемый воровской кодекс чести или «понятия». По этим «понятиям», вор не должен был вступать в какие-либо отно­шения со своим извечным врагом — государством. То есть он не дол­жен был служить в армии и тем более в милиции, работать, иметь собственность, регистрировать брак, отвечать на любые вопросы представителей власти, заниматься торговлей и так далее.

Настоящий вор должен был жить только воровством, отстегивать часть ворованной добычи в «общак» , который использовался для «грева» зоны (помощи другим уголовникам, находящимся в заключении), подкупа представите­лей правоохранительных органов, оплаты услуг адвокатов. Вор, контролирующий «общак» называл­ся, да и сейчас называется «смот­рящим». А поскольку воры в период социализма проводили основную часть своей жизни в тюрьме «смотрящие» тоже существо­вали, в основном, в зоне.

Необходимо отметить, что в обы­вательской среде всегда присутство­вал раздел слухов, посвященных уго­ловному миру. В этом разделе зачастую фигурируют рассказы о некоей воровской справедливости, верности слову и так далее. Сразу заметим, что все это — ложь. Настоящему вору всегда доставит удовольствие надуть «фраера»; а при жизненной необходимости и своего собрата. Образно выражаясь, волчья жизнь породила волчьи законы, в которых общечеловеческие ценности находятся не на первом месте. Причем даже твердость самих волчьих законов является величиной не постоянной, она деградирует в соответствии с обстановкой. В принципе, твердый закон в уголовном мире один: выживает сильнейший.

В последние годы своего правле­ния отец народов Иосиф Сталин пытался уничтожить воров в законе, до этого помогавших ему избавляться от политических заключенных, но это его предприятие окончилось неудачно. Старые воры, до сих пор вспоминают Иосифа Вис­сарионовича с неприязнью за его безжалостный приказ от 1952 года. Это распоряжение гласило, что не вышедшего на работу заключенно­го следует судить за саботаж по 58 статье и давать ему расстрел. Од­нако то ли воры, осознав что жизнь гораздо ценнее принципиальности, стали работать в зоне, то ли рас­стреливали их не спеша, но свое существование уголовная элита не прекратила. И продолжала процветать в своем классическом виде вплоть до конца семидесятых годов.

Процесс «коронации» вора был окутан вуалью таинственности и романтики. В одной камере совер­шенно «случайно» оказывались не­сколько воров в законе и предпо­лагаемый «счастливчик». Два или три вора поручались за кандидата на почетное звание или, выражаясь их языком, «давали за него руку». Этим процедура и ограничивалась. Соискатель переходил в новую для него ипостась. Отныне он для все­го воровского мира становился не­пререкаемым авторитетом, кото­рый мог собирать «общак», решать спорные вопросы, слово которого в соответствующей среде приравнивалось к вердикту суда и обжалованию не подлежало. Причем «развенчать» вора дело гораздо более муторное, чем крестить. Ибо поручители никогда не признают своей ошибки в выборе претенден­та, потому что признать такую ошибку, значит раз и навсегда по­ставить под вопрос свой авторитет в уголовном мире.


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru