Дело вора в законе Цируля | КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |


Дело вора в законе Цируля

Вор в законе Паша Цируль

Вор в законе Паша Цируль во время последнего ареста

В Кунцевском суде Москвы завершился беспрецедентный процесс по делу о торговле наркотиками. Перед судом предстали пять сообщников покойного вора в законе Павла Захарова (Цируля). Сам Захаров также был арестован, но не дожил до суда — в Лефортове он скончался от острой сердечной недостаточности

15 декабря 1994 года стало последним днем свободы в жизни влиятельного вора в законе, держателя воровского «общака» славянских криминальных авторитетов Москвы Павла Захарова. Тогда сотрудники московского РУОПа нагрянули в особняк Цируля, расположенный в подмосковном поселке Жостово. Старого вора избили — позже руоповцы объяснили, что он оказывал сопротивление. Уже в офисе РУОПа у задержанного нашли пистолет: когда Захаров заходил в кабинет, он якобы задел полой плаща за сейф, и «под подкладкой у него что-то подозрительно звякнуло».

В Москворецкой прокуратуре отказались санкционировать арест. Пришлось обращаться за разрешением в прокуратуру города. Кроме хранения оружия, Захарову вменили использование поддельного паспорта, по которому он в сентябре 1994 года лежал в Центральной клинической больнице.

Дело об оружии и поддельных документах развивалось медленно, улик не хватало. А тем временем волновавшиеся за Цируля московские бандиты решили подкупить за $150 тыс. сотрудника Генпрокуратуры, чтобы тот посодействовал в освобождении вора. Но об этом узнали и оперативники. Цируль остался в тюрьме, а сотрудник позже был уволен.

Вор в законе был взбешен. Он потребовал взыскать обратно в два раза больше. Взыскали или нет — неизвестно. Но в следующий раз бандиты решили «выкупить» Цируля уже за $500 тыс. На это не согласился сам арестант. «За эти деньги можно и Ельцина убить, и отпустят», — отписал он на волю. Цируль решил, что за его счет кто-то просто захотел «особняк у Кремля». «Так вот хрен им. Дай им 50 штук», — писал он своей сожительнице Розе Захаровой (у них с Цирулем есть сын, хотя формально женщина является женой его брата). «Не послушают, убью всех, — злился Захаров, — а ты хоть рубль дашь без меня — отрублю руки». Только потом Цируль понял, что свобода стоит недешево.

Вор в законе Робинзон Арабули

Вор в законе Робинзон Арабули

В феврале 1995 года у милиционеров появился более значительный повод, чем пистолет под подкладкой, чтобы надолго засадить Цируля. За окном его камеры в Бутырском СИЗО нашли метадон и опий. Тогда следственный комитет (СК) МВД России возбудил уголовное дело о хранении и приобретении наркотиков, куда вошли и предыдущие обвинения. Опием, по мнению сыщиков, Цируль делился с другим заключенным — «вором в законе» Робинзоном Арабули (Робинзон). У Захарова тогда же изъяли радиостанцию ALINCO и мобильный телефон, который якобы за $10 тыс. принес один из сотрудников СИЗО. Цируль утверждал, что наркотики не его, но у него на волосах нашли следы метадона. Не спасло Захарова даже то, что он размазал по голове свернутую из бумаги пепельницу, набитую окурками.

Вор в законе Тенгиз Пицундский

Вор в законе Тенгиз Пицундский

Между тем замначальника 4-го отдела СК Сергей Новоселов говорил, что РУОП нарушил все их планы. «Цируль находился в разработке у нас и у чекистов два года, и брать его мы хотели вместе с вором в законе Тенгизом Гавашелишвили (Тенгиз Пицундский; контролирует поставки метадона в Россию). Но Тенгиз попался до времени, явившись в мае 1994 года на сходку в ‘Бутырку’ (‘Коммерсантъ-Daily’ неоднократно рассказывал об этой истории), а потом вмешался РУОП. Причем и в московском, и в областном РУОПах мне ответили, что на Пашу у них ничего не было».

Из справки областного РУОПа: «Захаров является признанным в уголовном мире авторитетом. Он лидер организованной преступной группы, имеющей обширные межрегиональные криминальные связи. Поддерживает тесные отношения со многими ‘ворами в законе’, лидерами организованных преступных групп, совершающих тяжкие преступления на территории Московского региона. Оказывает отрицательное влияние на криминогенную обстановку в Мытищинском районе, где проживает у сожительницы в поселке Жостово».

Вор в законе Павел Захаров (Цируль)

Вор в законе Павел Захаров (Цируль)

«Обыскивая особняк Цируля, — продолжает Новоселов, — руоповцы даже не заметили пять потайных сейфов. А между тем, по нашим данным, у Цируля там было воровского ‘общака’ не менее, чем на $170 млн: акции, золото, бриллианты, валюта. Со всем этим мы и хотели его взять в марте 1995 года. Но на следующий день после визита руоповцев ‘братва’ все вывезла».
Однако в московском РУОПе объяснили, что у них были данные о большой партии оружия у Захарова. При обыске же спешили, поскольку вот-вот должны были подъехать бандиты, чтобы отбить вора. Между тем сам Цируль утверждал, что посадил его Вячеслав Иваньков (Япончик).

Отношения между двумя влиятельнейшими ворами складывались сложно. В 1991 году Цируль выделял огромные суммы из бандитской казны на досрочное освобождение Япончика, сидевшего тогда в Тулунской тюрьме. Деньги передавались через руководителя одного из крупнейших московских кооперативов по прозвищу Пузо, который заодно торговал антиквариатом, наркотиками и оружием. Но через три года Япончик якобы профинансировал последний арест Цируля, выделив $2 млн через того же Пузо. Об этом Цируль сообщил на волю в своей «маляве» (тайной записке).

Вор в законе Япончик

Япончик не прогадал, поставив Масю смотрящим

О причинах такого поворота в своих отношениях с Япончиком он рассказал следователям. Незадолго до отъезда Иванькова в Америку весной 1992 года тот якобы обвинил его в растрате денег из «общака». С начала 90-х годов Цируль действительно жил на широкую ногу и при этом отсылал большие суммы в США «на содержание сестры». Но «авторитет» считал, что имеет право на часть «общаковских» средств, к тому же у него были и свои статьи доходов. Иваньков с этим не согласился. А через полгода после ареста вора сотрудники ФБР арестовали и самого Япончика. Вскоре начались проблемы с ФСБ и у Пуза, который сбежал в Голландию.

Между тем у правоохранительных органов были данные, что Цируль и Пузо еще в апреле 1990 года организовали убийство начальника охраны кооператива, авторитетного боксера Геннадия (его фамилия не разглашается). Именно он свел Цируля с Пузом, но вскоре, по агентурным данным, сорвал своему шефу крупную сделку с колумбийским кокаином. Пушкинские «авторитеты» получили наркотик из США по очень низкой цене и намеревались продать Пузу за $400 тыс. Кооператор потом сообщил жене боксера, что ее мужа убил Цируль, но последний утверждал, что он не виновен. Тем не менее сразу же после убийства он со своими людьми улетел в Крым.

По поводу убийства Геннадия у Цируля с правоохранительными органами проблем не возникало, хотя поговаривают, что пришлось давать объяснения на сходке воров и «авторитетов». А вскоре Захаров разругался с Япончиком.

Иваньков, если он и впрямь поспособствовал последнему аресту Цируля, зря старался: за Захаровым уже два года вели наблюдение сотрудники госбезопасности и СК МВД. На него они вышли в 1992 году после ареста оптовой торговки наркотиками Надежды Соколовой (она снабжала зельем грузинских «воров в законе»).

После того как в феврале 1995 года в камере Цируля обнаружили наркотики, его перевели в блок для особо опасных преступников СИЗО «Матросская тишина». Но то ли адвокаты, то ли сами тюремщики и туда проносили опий и метадон. Желатиновые ампулы с этими наркотиками нашли у Цируля в сигаретах. Там же обнаружили денежные купюры.

Следствие установило, что все это «носильщики» получали от Розы Захаровой. Ее вместе с подругой Светланой, которая, говорят, и была настоящей страстью Цируля (кстати, это ее муж изготовил вору поддельный паспорт), задержали в марте 1995 года под окнами СИЗО. С ними был Эдуард Потапов (Потап), которого в СК МВД считают «экономическим советником» вора и которым давно интересуются правоохранительные органы Марий Эл

Ранее судимый Потапов прописан в Волжске, закончил йошкар-олинский Политехнический институт по специальности инженер-конструктор. В Марий Эл в начале 90-х его и Цируля подозревали в каких-то крупных хищениях, но против Захарова улик не оказалось. Зато против Потапова, которого обвинили также в подделке документов на незаконно приобретенный «мерседес» (на этой машине ездил Цируль), возбудили несколько уголовных дел и объявили его в федеральный розыск. С 1992 года Потап «скрывался» в Москве, где был коммерческим директором фирмы «Темп-2000» и руководил АО «Русский лес».

На квартирах у двух подруг Потапа нашли по пистолету. Подруги сказали, что «это Эдика», и к его уголовным делам добавилось еще одно. С этим Потапова этапировали в Марий Эл, где его сейчас уже судят, Светлану отпустили, а Розу арестовали по обвинению в сделках с наркотиками. В «Бутырке» Роза сразу оказалась «в авторитете», а в камере ее полгода развлекала своими стихами соседка — поэтесса Алина Витухновская, обвинявшаяся по той же статье.

Цируль был в шоке. Мало того, что его 7-летний сын остался без родителей, так еще на квартире Розы обнаружили целый ворох «маляв», переданных Цирулем. В руки следователей попал ценнейший оперативный материал. Через год Захарова ждало новое потрясение. Достоянием прессы стало некое его заявление прокурору Москвы, в котором он просил больше не считать себя «вором в законе», поскольку-де был коронован «с нарушением воровских правил и традиций».

Цируль уверял адвокатов, что это провокация: мол, по воровским понятиям это равносильно подписи под собственным смертным приговором. Но, как утверждает Сергей Новоселов, заявление это было, и опубликовали его потому, что до следователей дошла информация о приказе вора известному уголовнику Молдавану (он находится в розыске за организацию нескольких убийств) ликвидировать одного из членов следственной группы. «К сотруднику мы приставили охрану из спецназа, установили наружное наблюдение. Паша отменил свой приказ».

Цируль после всех этих событий оказался в камере Лефортовского изолятора, но связь с волей не прервал. Получал и наркотики. Поговаривают, что, сидя в Лефортове, собирался написать мемуары. Подтолкнуло его к этому якобы то, что в камере напротив сидел бывший и. о. генпрокурора Алексей Ильюшенко. Вора это очень веселило, ему нравилось передавать прокурору «приветы от Паши Цируля».
Но стать писателем Захаров не успел. В «малявах» он признавался, что предчувствует свою смерть, и ему хотелось бы, «чтобы близкие пришли на могилу и плакали по любви, а не проклинали». 23 января этого года Цируль умер в своей камере. Официальная причина смерти — острая сердечная недостаточность.

Могила вора в законе Павла Захарова (Цируль)

Могила вора в законе Павла Захарова (Цируль)

Смерть Цируля не спасла его подельников. Больше месяца в Кунцевском суде длился процесс по обвинению в незаконных сделках с наркотиками Розы Захаровой, дважды судимого московского азербайджанца Таги Хуриева, неоднократно судимого за различные преступления новосибирского «авторитета» Валерия Шишканова (Шишкан), кемеровчанина Константина Магарцова и новосибиржца Руслана Мурзина.
На одной скамье они оказались из-за связи с Хуриевым, который, согласно обвинению, снабжал всех метадоном.

Роза брала его для себя и для Цируля. Шишкан тоже употреблял сам, но, согласно неофициальным милицейским данным, главным образом «подогревал» метадоном сибирские лагеря. Шишканов также известен оперативникам как лучший друг покойного новосибирского «положенца» — «вора в законе» Зайчикова (Зайца). Мурзин же с Магарцовым (кстати, племянником Зайца) были «гонцами» от Шишкана к Хуриеву.

Но «продавец» был выбран неудачно. Мало того, что сыщики прослушивали телефон Хуриева, так он еще, как считают следователи, обманывал своих «клиентов»: Шишкан заплатил ему $4,8 тыс., но тот, взяв деньги, отвесил метадона только на $2,8 тыс. (однако и из этого — примерно 13 г — можно было приготовить почти 200 литров раствора). Оказалось, что с Хуриевым за такие проделки когда-то уже хотели рассчитаться пермские воры, но тогда его от смерти спас Цируль.

Подсудимые или признавали свою вину частично, или полностью отрицали. При этом Шишканов убеждал судью: «Судят нас всех из-за Захарова, которому надо было приписать что-нибудь посерьезней пистолета», а Роза заявила: «На суд наверняка кто-то давит. Мне и Паша так говорил».
На судью эти заявления впечатления не произвели. Всех признали виновными, хотя некоторые пункты обвинения признаны недоказанными. Хуриеву дали 6 лет, Розе с Шишканом — по 5 с половиной, а «гонцам» — по 5 лет лишения свободы.


1 коммент. Добавьте свой ↓

  1. Паша #
    1

    Цируль один такой был. Всемогущий и авторитетный вор. Даже Японца по его просьбе закрыли в США



Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru