КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ | Бандитский передел в Питере


Бандитский передел в Питере

Бандитский передел в ПитереВ конце марта в Санкт-Петербурге был убит очередной преступный авторитет. Это Юрий Алымов, один из последних лидеров малышевской преступной группировки, в начале 1990-х годов подчинившей себе весь город. Сотрудники РУОП Санкт-Петербурга связывают смерть Алымова с начавшимися разборками между «старшими» представителями преступного мира и их юными конкурентами.

24 марта около 11 вечера в Санкт-Петербурге на Московском проспекте у дома №184 прохожий обнаружил тело мужчины лет 30-35. Рядом с трупом валялся пистолет ТТ. Подъехавшие оперативники опознали в убитом Юрия Алымова, известного в преступном мире под прозвищем Слон. Пистолет принадлежал Алымову. По-видимому, он ждал кого-то из знакомых, но на встречу приехал киллер. В него выстрелили несколько раз. Он успел ответить двумя выстрелами из пистолета и после этого умер.

27 марта преступный мир Санкт-Петербурга съехался на Южное кладбище отдать Алымову последние почести. Из тех, с кем Алымов начинал свой преступный бизнес, провожал его в последний путь только один человек Алексей Лапшаков — Викинг. Многие друзья Алымова были мертвы. Кто-то, например Александр Малышев, по имени которого была названа группировка, поставившая в начале 1990-х годов под контроль практически весь Петербург, уехал за границу. Убийство Алымова было последним в череде загадочных смертей малышевских «авторитетов».

Вооруженная разборка

В 1988 году, когда петербургская оргпреступность только зарождалась, трудно было представить, какого размаха достигнет криминальный бизнес, развернутый малышевской и тамбовской бригадами. Тогда оперативники 5-го отдела Управления уголовного розыска, из которого через несколько лет образовался петербургский РУОП, наперечет знали всех известных ленинградских бандитов. Они в основном крутили наперстки и собирали мзду, по 5-10 рублей, с продавцов на стихийном вещевом рынке в районе станции метро «Девяткино». Конфликты, время от времени возникавшие между ними, обычно разрешались при помощи грубой физической силы, поэтому среди братвы особенно уважаемы были боксеры, штангисты и мастера восточных единоборств.

Первая известная оперативникам вооруженная разборка произошла в середине декабря 1988 года. Тогда надзиравший за рынком в Девяткино малышевский «качок», бывший старший лейтенант внутренних войск Сергей Мискарев по прозвищу Бройлер, стоя рядом с продавцами, пересчитывал только что собранные с них пятерки и червонцы. Неожиданно к нему подошли тамбовские бандиты и отобрали выручку, объяснив, что Девяткино их территория.

Бройлер пожаловался бригадиру Александру Малышеву. Малышев решил раз и навсегда дать отпор конкурентам. На следующий день он собрал своих бойцов — Константина Лунева (Носорога), Юрия Алымова (Слона), Сергея Акимова, получившего прозвище Марадона за сходство с футболистом, Алексея Лашмакова (Викинга), Станислава Жаринова (Стаса Жареного), Валерия Мараева (Герцога) — всего более десяти. Почти все они, в прошлом спортсмены, начали заниматься криминальным бизнесом в конце 1980-х годов. Эта бригада впоследствии составила ядро малышевского преступного сообщества.

Каждый вооружился тем, что у него было. Слон взял ППШ, Стас Жареный — наган 1906 года выпуска. Кто-то достал обрез, Бройлер прихватил здоровенный тесак. Компания отправилась в Девяткино.

Депутат и авторитет Михаил Глущенко

Депутат и авторитет Михаил Глущенко

Тамбовцев они нашли неподалеку от рынка, в месте, прозванном местными жителями «полем чудес в стране дураков». Там и произошла разборка. Сначала долго препирались, потом Бройлер зарезал Федора Гончаренко (Федю Крымского), который обидел его больше всех. Тогда же родилась легенда, прославившая нынешнего депутата Государственной думы от ЛДПР Михаила Глущенко, бывшего боксера, известного тогда под кличкой Миша Хохол. Он якобы присутствовал при разборке и грудью пошел на автомат Слона.

Малышевцы праздновали победу. Дань с торговцев опять стали собирать они. Но уже через три недели, вскоре после наступления 1989 года, практически всех задержали оперативники 5-го отдела уголовного розыска. Десять участников малышевской группировки (среди них был и Алымов) получили тогда небольшие сроки за разбои, вымогательства, незаконное хранение оружия. Больше всех досталось Бройлеру — шесть лет за убийство. Причем суд вынес приговор, приняв во внимание смягчающие обстоятельства. Не посадили только Малышева. Он остался поднимать группировку.

Недолгая радость

Малышеву повезло: в 1989 году его главные конкуренты, тамбовские бандиты, остались без лидера — Владимира Кумарина посадили за вымогательство. Малышевцы воспользовались удачным стечением обстоятельств. За два года было создано крупное преступное сообщество, поставившее под контроль практически весь Петербург. Малышев привлек к его деятельности финансистов и предпринимателей, а также Владислава Кирпичева, одного из старейших «авторитетов» ленинградского преступного мира.

Вор в законе Владислав Кирпичёв (он же - Дядя Слава, Кирпич, Полтинник)

Вор в законе Владислав Кирпичёв (он же — Дядя Слава, Кирпич, Полтинник)

Освободившиеся друзья Малышева и сам лидер группировки все больше и больше врастали в бизнес. У авторитетов появились шикарные машины, недвижимость в России и за границей, загородные дома и даже, как говорят, банки за рубежом. Но они продолжали регулярно проводить консультации в штаб-квартире, находившейся в гостинице «Пулковская».

Спокойная жизнь окончилась осенью 1992 года. РУОП Санкт-Петербурга провел крупную операцию, в результате которой были задержаны Александр Малышев, Владислав Кирпичев и другие лидеры малышевской группировки. По странному стечению обстоятельств, эти события произошли незадолго до выхода из тюрьмы Владимира Кумарина, лидера тамбовской группировки. Малышевцев обвинили в бандитизме. Это было одно самых громких дел в России.

Но под удар правоохранительных органов не попало так называемое красносельское крыло группировки, которое возглавляли Слон и Викинг (по предположениям РУОП, в числе лидеров был и Александр Челюскин, считавшийся мозгом группировки). В короткий срок красносельские поставили под контроль юг Петербурга — Красносельский и Кировский районы. С ними считался весь город. Когда Малышев оказался в СИЗО, красносельские окончательно откололись от него. Как предполагают сотрудники РУОП, они поделили бизнес, оставшись друзьями. Но покой красносельских был недолог: группировку начали раздирать внутренние разборки, а потом удар по ней нанес РУОП.

Большая война

В конце лета 1993 года от Слона откололись два алма-атинских бандита — Приданов и Иваненко. Год они «работали» с красносельскими, но потом захотели самостоятельности и поругались с «авторитетом» на почве автобизнеса, который вместе со Слоном контролировала ассирийская бригада. По предположениям оперативников, разногласия были столь серьезны, что Приданов и Иваненко наняли киллеров из Закарпатья для убийства Алымова. Но Слон нанес упреждающий удар. Вечером 13 сентября 1993 года джип, в котором ехал Иваненко с двумя товарищами, догнали «Жигули». По машине Иваненко был открыт шквальный автоматный огонь. Удивительно, но авторитет и его товарищи не пострадали, погиб только водитель Александр Жогло.

Одного из стрелявших, Александра Михайлова (Ассирийца), удалось задержать сразу после происшествия. Двое других преступников скрылись. Тело одного из них было обнаружено двумя неделями позже в пруду поселка Ропша под Петербургом, его тяжело раненного «коллегу» нашли рядом с водоемом, из которого он сумел выбраться. Его доставили в Военно-медицинскую академию, но он скончался от потери крови. Вероятно, с ними расправились свои — за провал операции.

Сотрудники РУОП, расследуя эту историю, всерьез взялись за красносельскую группировку. Начались повальные аресты и обыски. Тогда же РУОП накрыл арсенал бригады, устроенный в квартире братьев Лизуновых. Оперативники изъяли 70 тротиловых шашек (16 кг взрывчатки), три гранатомета РПГ-18 «Муха», четыре автомата и большое количество патронов и взрывателей. Хранители арсенала убежали от милиции по крышам. Только в конце 1996 года их задержали в одной их деревень Бокситогорского района.

В ходе наступления на красносельскую группировку был арестован и Алымов: его подозревали в организации покушения на Иваненко и совершении нескольких других преступлений. В конце концов большинство обвинений, за исключением вымогательства и незаконного хранения оружия, с него сняли, поскольку Иваненко, арестованный за другие дела, не стал давать показания против Слона.

Юрий Алымов вышел под подписку о невыезде в конце 1994 года. А весной 1995 года в Петербурге началась большая бандитская война, которая продолжалась почти полтора года. По информации РУОП, за сферы влияния воевали тамбовцы, освободившиеся годом раньше малышевцы (как уже писали, все обвинения против них в суде отпали, и они отделались сроком, проведенным в СИЗО) и красносельские, укрепившиеся в городе казанцы и ряд группировок помельче. По Петербургу прокатилась волна убийств и покушений. Выжившие авторитеты (как, например, лидер тамбовских Кумарин) уезжали лечиться за границу и в городе предпочитали не светиться, руководя своими бригадами издалека. Слон тогда выжил, но большинство его старых друзей, с которыми он начинал свой криминальный бизнес, погибли.

Смерти бандитов

Некоторые погибли совершенно нелепо. Например, Марадона. Его поставили контролировать Псков. Однажды на пути из Петербурга машину Марадоны обогнал грузовик. Авторитет, любивший лихую езду, обиделся и приказал своему шоферу догнать грузовик.

Памятник криминальному авторитеты Акимову (Марадонна)

Он на ходу прыгнул на подножку грузовика и попытался его остановить. В это время навстречу шла другая большегрузная машина, и Марадона был раздавлен их бортами.

При странных обстоятельствах умер Стас Жареный. Он был единственный из близких к Малышеву людей, кто пристрастился к наркотикам. В начале декабря 1995 года неподалеку от гостиницы «Октябрьская» Жареный покупал дозу у азербайджанских торговцев. Из-за чего-то он с ними поссорился (те, видимо, даже не представляли себе, с кем имеют дело), вытащил свой древний наган и устроил пальбу. Его забрали в милицию. Разобравшись что к чему, азербайджанцы отказались от своих первоначальных показаний и факт нападения на них не признали. Но Жареного арестовали за незаконное хранение оружия и поместили в «Кресты», где он в конце декабря 1995 года умер, по официальной версии, от передозировки наркотиков. Впрочем, есть версия, что его убили.

В 1995 году в разборке погиб Константин Лунев (Носорог). Тогда же, по слухам, был убит и еще один участник разборки в Девяткино — Валерий Мараев. Впрочем, может статься, что слухи эти сильно преувеличены: есть сведения, что он просто скрывается. Весной 1996 года в Москве был убит Олег Романов, которого судили вместе с людьми Малышева. В июне в своем любимом петербургском ночном клубе «Joy» был убит и старейший «авторитет» города, консультант Малышева по уголовным вопросам Владислав Кирпичев. Последним из малышевских погиб Слон.

Вечером 24 марта ему позвонили, по-видимому, кто-то из знакомых. Слон сразу собрался и ушел, прихватив с собой пистолет. Около 11 вечера он был найден мертвым.

Скорее всего Алымов пал жертвой разборок в собственной группировке. Он уже почти стал респектабельным бизнесменом: владел крупными долями в казино «Панда», ночном клубе «Пирамида», учредил женский спортивный клуб «Аврора», приобрел несколько крупных объектов недвижимости. Он давно собирался уехать за границу, но мешали подписка о невыезде (он ждал приговора по делу о расстреле машины Иваненко) и опасения, что его долю «начнут кроить».

Сотрудники РУОП предполагают, что, оставшись без покровительства Александра Малышева, который после суда уехал в Испанию, Слон не смог справиться с молодежью, которую сам и привлек в красносельскую бригаду. Именно с ростом влияния молодежных лидеров и были связаны опасения «авторитета», что долю его «начнут кроить». Наверное, Слон не смог договориться с ними.

Смена поколений

Сотрудников петербургского РУОП смерть Слона, как и других авторитетов старшего поколения, ничуть не удивила. Такой исход в свете того, что происходит в криминальном мире Петербурга в последние годы, кажется им закономерным. «Старых авторитетов, — говорят руоповцы, знавшие их с первых дней криминальной деятельности, — было за что уважать. Они всегда придерживались своих неписаных правил, не беспредельничали, они были не лишены здравого смысла и интеллекта. Новое бандитское поколение, начавшее свою деятельность в середине 90-х годов, — люди уже совершенно другой формации. Для них не существует ‘авторитетов’ и законов. Многих из молодых бандитов бесит необходимость делиться со старшими, у которых, по мнению юных гангстеров, и так все есть.

Недовольны, например, тем, что приходится посылать деньги Александру Малышеву, переехавшему в Испанию. Желание получить все и сразу приводит к тому, что они пытаются решить проблемы силой и не останавливаются перед убийством. С другой стороны, интеллектуальные способности нового поколения гангстеров явно оставляют желать лучшего, они и попадаются гораздо чаще, действуя дерзко и глупо.

По всей вероятности, смерть многих авторитетов не только малышевской, но и других бандитских группировок Петербурга, результат передела власти и смены поколений. Что ж поделать, — заключают оперативники, — естественный процесс».


Прокомментировать

Впишите число * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.







Сайт о криминальном мире www.mzk1.ru